О проекте

Проект реализован при грантовой поддержке администрации Костромской области

Итоги первого и второго сезонов документально-поисковой работы 2014-2016 гг.

Первый поисковый сезон 2014-2015 гг.
Районы Костромской области

Общественный поисковый проект «Костромская область — территория милосердия»: дети блокадного Ленинграда в Костромской области в годы Великой Отечественной войны» был реализован в 2015-2016 годах объединенными усилиями членов Костромской общественной организации «Костромской край: партнерство, взаимопомощь, добровольчество», костромских поисковиков-документалистов, архивистов Костромской, Ярославской, Ивановской, Нижегородской и Вологодской областей, коллектива редакции газеты «Северная правда», широкого круга добровольцев.

Главной задачей проекта стал документальный поиск дислокации детских домов и интернатов Костромской области, принявших в годы Великой Отечественной войны эвакуированных детей блокадного Ленинграда. Попытка конкретизации данных о числе эвакуированных детей. Выяснение условий жизни, быта и обучения детей блокадного Ленинграда. Изучение этапов эвакуации и реэвакуации.

Важнейшим этапом исследования стала поисковая работа по составлению гражданского матриролога детей блокадного Ленинграда, умерших на костромской земле в результате последствий пребывания в осажденном Ленинграде.

С началом Великой Отечественной войны и достаточно быстрым продвижением войск противника на северо-западном направлении фронта перед военными, партийными и советскими органами Ленинграда исключительное значение имела эвакуация населения.

Эвакуация населения из прифронтовых районов выступала как важнейшая военно-политическая задача. Она предусматривала не только спасение населения от гибели или захвата в плен, но и способствовала привлечению трудоспособного населения к производству народно-хозяйственной и оборонной продукции. Эвакуация детей являлась важнейшим мероприятием по сохранению генофонда нации. Следовательно, проведение эвакуации служило интересам национальной безопасности, и важно было ее провести не только масштабно, но и организованно. От успешного ее осуществления в огромной степени зависел ход и исход вооруженной борьбы и войны в целом. 24 июня 1941 года был образован Совет по эвакуации. 27 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление, «Об эвакуации населения, промышленных объектов и материальных ценностей из прифронтовой полосы», в котором перечислялись материальные ценности, подлежащие вывозу в первую очередь, а также постановление «С порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества».

Ответственная и сложная задача, связанная с эвакуацией населения, встала перед органами местного самоуправления Ленинграда. В конце июня 1941 года была создана и приступила к работе городская комиссия по эвакуации. В первую очередь эвакуировали детей. 29 июня 1941 года исполком Ленгорсовета принимает решение «О вывозе детей из Ленинграда в Ленинградскую и Ярославскую области». Предполагалось вывезти около 400 тысяч детей. Однако отсутствие достоверной информации о положении на фронте привело к серьезным просчетам. Несмотря на то, что над некоторыми районами Ленинградской области нависла угроза захвата их наступающими немецко-фашистскими войсками, эвакуация туда детей продолжалась до 2 июля. Вражеская авиация приступила к бомбардировке железных дорог, связывавших Ленинград со страной. Под бомбежки попадали и эшелоны с детьми. В связи с этим, эвакуация в районы Ленинградской области была прекращена, а городская комиссия спешно приступила к реэвакуации детей из опасных районов.

5 июля 1941 года было принято другое Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О порядке эвакуации населения в военное время», которым уточнялись некоторые позиции для организации эвакуации. При угрозе окружения Ленинграда массовая эвакуация жителей, особенно неработающих, была необходимой мерой для укрепления обороноспособности города.

До начала блокады из Ленинграда успели вывезти 636 203 человека, в том числе 488 703 коренных ленинградцев и 147 500 беженцев из Прибалтики, Карелии и Ленинградской области. В кольце блокады продолжали оставаться (включая призванных в армию и на флот, вступивших в части народного ополчения) 2 469 400 ленинградцев (из 3190 тысяч проживавших перед войной). В блокированном городе осталось 2544 тыс. человек, в том числе около 400 тыс. детей. Кроме того, в пригородных районах, в кольце блокады, осталось 343 тыс. человек.

Таким образом, за два с половиной месяца, прошедших с начала войны, была осуществлена огромная работа по перемещению из Ленинграда значительного числа его жителей. В эти месяцы узловая железнодорожная станция Буй бывшей Ярославской а ныне — Костромской области стала одним из важнейших пунктов по приему, размещению и дальнейшей транспортировке эвакуированных детей Ленинграда. В своих воспоминаниях очевидцы неоднократно называли станцию буй «столицей» ленинградской железнодорожной эвакуации.

В то же время полностью вывезти население, подлежащее эвакуации из города, не удалось. 8 сентября 1941 года с захватом немецко-фашистскими войсками Шлиссельбурга, прямая железнодорожная связь Ленинграда со страной прекратилась. Эвакуацию населения и, прежде детей пришлось осуществлять из осажденного города уже в новых, чрезвычайно сложных условиях.

В период осенней навигации 1941 года на восточный берег Ладожского озера было эвакуировано 33,5 тысяч ленинградцев. Одновременно с сентября по декабрь 1941 года из Ленинграда по воздуху было эвакуировано около 30 тысяч высококвалифицированных рабочих и специалистов ленинградских предприятий.

Масштабы эвакуации возросли с введением в действие Ладожской ледовой трассы. Учитывая, что вывоз людей в тыловые районы страны во многом облегчит продовольственное положение Ленинграда, обком и горком партии с начала эксплуатации трассы потребовали от эвакуационной комиссии ускорить темпы эвакуации несамодеятельной части населения, а также рабочих эвакуированных предприятий, работников научных учреждений.

6 декабря 1941 года Военный совет Ленинградского фронта принял постановление «Об эвакуации людей из Ленинграда», в котором потребовал от эвакуационной комиссии «…к 20.12. 1941 г. довести число вывозимых до 5000 человек в сутки. Эвакуацию населения производить по озеру и в соответствии с графиком. Одновременно предусматривались меры по обслуживанию эвакуированных питанием на специальных пунктах». Однако в силу слабого льда, Военный совет принял решение отложить эвакуацию по автомобильной дороге. 21 января 1942 года Военный совет фронта вновь потребовал от Ленинградского горисполкома и городской эвакуационной комиссии ежедневно эвакуировать из города с 23 по 25 января по 1700 чел. и с 25-го — не менее 2400 чел. Этим постановлением определялся ряд мер, направленных на создание условий для эвакуированных горожан, истощенных от голода. В их числе были: выделение 50 автобусов для перевозки населения на участке ст. Ваганово — ст. Жихарево и для подвозки населения к Финляндскому вокзалу; создание эвакопунктов 2-го класса в деревне Ваганово и при ст. Жихарево, Волхов и Бабаево с необходимыми помещениями для размещения 3200 человек; создание питательных и медицинских пунктов. Для эвакуированных устанавливались следующие нормы питания: 800 г хлеба на человека; 200 г мясных продуктов, на человека и, кроме того, плитка шоколада на детей (до 16 летнего возраста), выдаваемых на ст. Жихарево на два дня одновременно; горячий обед из двух блюд со следующей раскладкой: мяса — 75 г; жиров — 40 г; круп — 50 г; сухих овощей — 20 г; хлеба — 150 г; муки — 20 г, выдаваемых на одной из станций — Волхова, Тихвина, Бабаево или Череповца. Кроме обеда, выдавать эвакуированному населению в дороге 350 г хлеба на одного человека.

К началу июля 1942 года в городе оставалось еще 1 миллион 100 тысяч жителей и дальнейшая разгрузка города от нетрудоспособного населения была необходима для повышения его обороноспособности. Вопрос о массовой эвакуации населения рассматривался Военным советом фронта. 5 июля 1942 года он принял постановление № 001048 «О необходимых мероприятиях по превращению Ленинграда в военный город». В нем указывалось: «Военный совет Ленинградского фронта считает важнейшей и неотложной задачей Военного совета фронта, городского комитета ВКП(б) и исполкома Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся завершение в кратчайший срок всех мероприятий, обеспечивающих превращение Ленинграда в военный город. Решение этой задачи требует оставления в Ленинграде только необходимого минимума самодеятельного населения:

а) для обслуживания промышленности, выпускающей боеприпасы, вооружение, средства связи и снаряжение для нужд Ленинградского фронта и КБФ;

б) для обслуживания топливно-энергетической промышленности Ленинграда и транспорта;

в) для обеспечения выпуска продукции, удовлетворяющей насущные потребности остающегося населения города;

г) для бесперебойной работы важнейших отраслей городского хозяйства и советских, административных, хозяйственных и культурно-просветительных учреждений;.

д) для нужд местной ПВО и противопожарной охраны города;

е) для производства необходимых оборонительных работ вокруг Ленинграда».

Военный совет обязал исполком Ленинградского совета депутатов трудящихся и ленинградскую городскую эвакуационную комиссию начать с 5 июля эвакуацию вглубь страны до 300 000 вместе с ранеными. Эвакуацию закончить к 15 августа. На протяжении всех блокадных лет с повестки дня не снимался вопрос об эвакуации детей. Оргбюро ЦК ВКП(б) своим постановлением от 22 августа 1941 г. «О детях, эвакуированных из Москвы и Ленинграда» указало, что «…для эвакуированных детей до сих пор не созданы нормальные бытовые условия и не обеспечено их надлежащее медицинское обслуживание» и потребовало от обкомов, крайкомов ВКП(б), ЦК компартий союзных республик, наркомпросов республик и наркомздрава СССР принять все необходимые меры для создания нормальных условий жизни эвакуированных детей.

По некоторым данным в годы Великой Отечественной войны через территории современной Костромской области в несколько этапов прибыло, либо проехало транзитом в восточные регионы страны не менее 600 тыс. человек. В районах и населенных пунктах современной Костромской области в 1941-1942 годах по документальным сведениям находилось не менее 50-60 тысяч эвакуированных детей, постепенно рассредоточенных по другим областям и республикам СССР. К 1944 году в воссозданной Костромской области оставалось порядка 6 тыс. детей, в возрасте от нескольких месяцев до 12 лет, эвакуированных из блокадного Ленинграда и организованно проживавших в специализированных детских домах и интернатах.

В условиях военного времени население, районные и местные власти, учителя, воспитатели и врачи приняли на себя главные заботы по содержанию, лечению, воспитанию и обучению этих детей.

Особенно тяжелой для всех участников событий выдались два периода эвакуации:

- зима 1941-1942 годов (период открытия, как правило, «с нуля» и первоначального обустройства детских домов, налаживание системы снабжения и медицинской помощи в условиях наиболее тяжелого положения СССР на фронте и периода экономики страны на военные рельсы). На этот период выпали и наиболее заметные людские потери среди эвакуированных детей-ленинградцев, в большинстве своем вывезенных до начала блокады и не познавших голода и лишений от пребывания в осажденном городе.

На примере детского дома в селе Контеево Буйского района, можно предположить, что в ряде детских домов и интернатов для детей-ленинградцев имела место заметная смертность, главным образом - детей в возрасте от нескольких месяцев до 2-3 лет, особенно в первое время, в результате скученности, невозможности соблюдения в полном объеме санитарных норм, инфекционных и простудных заболеваний.

- зима-лето 1942-го года, когда в детские дома области начали поступать дети заставшие, либо пережившие в Ленинграде первую блокадную зиму. Ослабленные голом и болезнями эти дети требовали особого отношения и ухода.

Очевидцы неоднократно рассказывают, что по приходу эшелонов с такими детьми ни у кого в вагонах не было сил выйти на перрон: эвакуированных детей-блокадников и сопровождавших их лиц встречавшие выносили на руках. С этим периодом так же связаны потери среди эвакуированных детей, но масштаб их менее заметен, поскольку потоки эвакуации таких детей в Костромскую область были меньшими по объему, чем эвакуация «первой волны». Потери этого периода связаны с тем, что в то время у медицинских специалистов еще не имели опыта выхаживания детей, перенесших длительный голод и лишения.

После окончания войны в освобожденный город спецэшелонами выехало около 5700 детей, причем весомая часть детей вернулась назад. Это было связано как со смертью родителей, оставшихся в кольце блокады, так и с потерей имевшегося в Ленинграде жилья.

Дело в том, что в домовые книги, в которых резервировалось жилье убывших в эвакуацию граждан, согласно нормативной базе тех лет, вписывались лишь лица, достигшие 16-летнего возраста. Потому, вернувшиеся из эвакуации повзрослевшие дети, лишившиеся родителей и родственников, не могли документально подтвердить факт своего проживания по бывшему ленинградскому адресу, а их жилье, считавшееся «освободившимся» уже было заселено другими людьми.

Именно поэтому многие из оставшихся, либо вернувшихся в наш регион детей Ленинграда продолжили образование и начали трудиться на благо Костромской земли. Их историческая память, их воспоминания, требовали фиксации и сохранения.

На момент старта проекта в регионе не было сколько-нибудь полного списка умерших детей блокадного Ленинграда. Главный памятник, установленный детям блокады на территории бывшего Лазаревского кладбища — безымянен. Единственный «поименованный» памятник детям блокадного Ленинграда, созданный на средства местных жителей и предпринимателей, имеется в Костромской области в указанном выше селе Контееве Буйского района.

Проделанная поисковая работа, требующая безусловного дальнейшего продолжения, в определенном объеме отвечает на поставленные выше вопросы. Ее важнейшим результатом является составление максимально полного списка детей блокадного Ленинграда, умерших в детских домах и интернатах различных районов региона (за исключением г. Костромы, по которому ведется отдельная исследовательская работа).

На данном сайте, в соответствии с требованиями ФЗ «Об архивном деле» опубликованы списки умерших детей за 1941 и 1942 годы — то есть те дети, с даты смерти которых прошло не менее 75 лет. Всего в публичном доступе находится 808 персоналий.

Второй сезон 2015-2016 гг. город Кострома и его окрестности

Общественный поисковый проект «Кострома — Ленинград — Эвакуация»: дети блокадного Ленинграда в городе Костромске в годы Великой Отечественной войны» был реализован в 2015-2016 году, как логическое продолжение и завершение предыдущего поискового проекта: «Костромская область — территория милосердия»: дети блокадного Ленинграда в Костромской области в годы Великой Отечественной войны».

Итогами нашей работы во втором поисковом сезоне 2015-2016 годов стал документальный поиск детских учреждений для детей-ленинградцев, расположенных в годы войны в Костроме и прилегающих территориях, поиск новых документальных сведений об этом периоде, а так же расширение и актуализация базы данных детей, умерших в Костромской эвакуации.

Всего за время поискового сезона 2015-2016 годов нами этот список был расширен на 237 человек. Из них — на воспитанников детских домов из города Костромы — на 104 человека. Общее число детей, умерших в силу болезней и голода, перенесенного во время пребывания в осажденном городе, составляет на сегодняшний день 1045 человек, что практически в четыре раза превышает число, первоначально изложенное в гипотезе поискового исследования.

Достаточно незначительные (по сравнению с общеобластной цифрой) данные по числу умерших детей в городе Костроме объясняется, на наш взгляд, рядом факторов:

- Кострома в годы войны не была крупным центром «детской эвакуации» из Ленинграда. В значительной мере, с точки зрения вынужденных миграций, вызванных войной, областной центр являлся одной из «госпитальных столиц» Верхней Волги. Здесь было высокое сосредоточение различных эвакогоспиталей и медицинских кадров.

- Параллельно уже с конца лета 1941 года создавать в городе Костроме еще одну крупную систему — детских домов — было нецелесообразно. Организаторы, в условиях положения на фронте летом и осенью 1941 года, размещали детские дома в пределах доступных для дальнейшего вывоза детей железнодорожным транспортом, там, где имелись или могли найтись свободные помещения, где имелась возможность развивать собственное подсобное хохзяйство.

- В скученной от притока с западных территорий СССР промышленных рабочих Костроме, наполненной эвакогоспиталями и беженцами, достаточно трудно было отыскать помещение и соблюсти элементарные санитарные нормы для эвакуированных детей. Кроме того, имеются данные, что в сельской местности в детских домах соблюдался постоянный и строгий карантин, во избежание распространения инфекционных заболеваний. В городских условиях периода войны такой карантин был невозможен.

- Кроме того, город в период войны располагал более качественным медицинским персоналом, что позволяло значительно уменьшить смертность среди эвакуированных детей-ленинградцев. Это касается и пригородов Костромы, дети из которых проходили лечение в городе.

- В историографии нередко звучит цифра в 250-300 детей-ленинградцев, похороненных на территории города Костромы. Документально подтверждены факты смерти лишь 104 детей. Остальные 150-200 человек, по всей видимости, воспитанники детских домов из близлежащих территорий и районов, проходивших излечение в Костроме, умерших и похороненных в городе, но зарегистрированных умершими по месту нахождения своего детского дома.

Так же в ходе исследования нам удалось в 2,5 раза увеличить экспозицию документов эпохи, касающихся в первую очередь размещения ленинградских детей в городе Костроме, а так же значительно нарастить объем воспоминаний костромичей о тех событиях.

Уверены, что работа трех лет, проделанная в этом направлении позволила ввести в научный оборот значительное количество источников об истории Костромской области и взаимодействии костромичей с жителями и защитниками блокадного Ленинграда, позволила в определенной степени укрепить исторические связи Санкт-Петербурга и Костромской области, дала фактический материал учителям истории и общественных дисциплин, предоставила поводы для дальнейшего экономического и культурного взаимодействия двух субъектов Федерации — Костромской области и Санкт-Петербурга.

Промежуточные результаты поисковой работы публиковались в газете «Северная правда», главным образом - в виде интервью с непосредственными участниками событий тех лет и в виде объявлений о сборе воспоминаний.

На сегодняшний день поисковый коллектив проекта констатирует: информация о детях блокадного Ленинграда (имена, возраста, районы и т.п.), умерших в силу различных причин в костромской эвакуации, собрана в максимально полном объеме. Их число составляет 1045 человек. Полученный информационный массив данных позволяет поднимать в регионе вопрос об увековечении этих имен.