«С родителями я жила до 2 апреля 1942 года»

Из воспоминаний Валентины Александровны Гасиловой, Костромской район

Когда началась война, мне было 2 года 8 месяцев. С родителями я жила до 2 апреля 1942 года. Это дата, когда меня, с другими ребятишками, вывезли в Костромскую область (раньше Ярославскую). Мне тогда уже исполнилось 3,5 года. С этих пор и до сего времени Кострома и Костромская область стали мне второй Родиной. Вначале привезли нас в дом отдыха "Тихий уголок", а когда мне исполнилось шесть лет и надо было учиться в школе, нас перевезли в село Чернопенье. Наш детский дом был под № 37, а когда к нам добавили детей Костромской области, он стал именоваться имени КИМ.

О том, как мы жили в детском доме, особенно до пятидесятых годо, не хочется и вспоминать, хотя, вся страна жила примерно так. Хочется отметить, что нас не били, не наказывали, не оставляли без еды, не заставляли ходить строем.

Вспоминаю наших хороших воспитателей, особенно Веру Павловну Евстигнееву и ее маленького сынишку. После окончания седьмого класса, настала пора нас куда-то устраивать. Обычно это были фабрично-заводские или ремесленные училища. Но по зрению я туда не подошла. Отправили тогда меня учиться в село Парфеньево, там закончила девятилетку.

Потом этот детский дом расформировали и нас, пять человек, отправили в детский доме в Костроме на ул. Коммунаров. 10-й класс окончен - надо поступать учиться дальше. Мы с подругой-ленинградкой Филиной Ириной поступили в дорожный техникум. Жили на квартирах, общежития не было, получали стипендию на нее и учились, жили, платили за квартиру. Конечно, не легко пришлось, без помощи со стороны.

Когда я училась еще в детском доме Костромы, мне пришло письмо из Москвы. Оказалось, что у меня есть родственники, их много - две сестры и четыре брата, мои дяди и тети с маминой стороны, жили в Москве и Ленинграде. Но нашел меня дядя Ваня, полковник советской армии. Вот они и старалась меня поддержать, хотя у них была большая семья - пять человек детей. От других помощи совсем не было. Родители погибли, до сих пор не знаю, где они похоронены, где работали. О папе вообще нет никаких вестей, только то, что был призван в морфлот с Украины. После окончания техникума меня с Ирой судьба разбросала, я уехала в Кировскую область, она - в Казахстан. Тянуло очень в Кострому и отработав положенный срок я приехала в Кострому где меня никто не ждал и жить было негде. Но все устраивается, работать пришлось в Костроме, Судиславле и Островском.

В Судиславле познакомилась с будущим мужем, он окончил сельхозинститут. Теперь мы с ним пенсионеры, нас дочери перевезли в Никольское. Здесь уже живем десять лет. Подругу Иру я разыскала, опять дружим, перезваниваемся, встречаемся. Еще, когда лежала в госпитале, встретила еще одну блокадницу Беламоину Маргариту Петровну и тоже дружим. С другими блокадниками нас объединяет замечательный человек Копанева Ольга Михайловна, то же житель блокадного Ленинграда.

На день снятия блокады мы всегда. И спасибо школе № 38, которые с нами дружат.

Немного еще о себе. С мужем я живу уже 52 года. Есть дети: три дочери, пять внуков и три правнука. А, в общем, жизнь удалась, мне повезло, что осталась жива, что в своей жизни встречала много порядочных и хороших друзей.

Вернуться назад