«Снова дружим с Ирой»

Из воспоминаний Валентины Александровны Гасиловой, поселок Никольское Костромского района Костромской области

Я родилась в Ленинграде 31 октября 1938 года. Когда началась война, мне было 2 года 8 месяцев. Получается, что я жила с родителями до 2 апреля 1942 года.Это дата, когда меня с другими ребятишками вывезли в Костромскую (раньше Ярославскую) область, мне было 3,5 года. С этих пор и до сего времени Кострома и область стали мне второй родиной.

Привели нас в «Тихий уголок». Когда исполнилось 6 лет и надо было идти в школу, нас перевезли в село Чернопенье.

Наш детский дом был под номером 37, а когда к нам добавили детей из Костромской области, он стал носить имя КИМ. Как мы жили в детском доме, особенно до пятидесятых годов, не хочется вспоминать, так как вся страна жила трудно. Хочется отметить, что нас не били, не наказывали, не оставляли без еды, не заставляли ходить строем. Вспоминаю наших хороших воспитателей, особенно Веру Павловну Евстигнееву и ее маленького сынишку. После окончания 7 класса настала пора нас куда-то устраивать, обычно в ФЗО или ремесленное училище. Но по зрению я не подошла. Отправили учиться в село Парфеньево, там закончила восьмой и девятый класс. Детский дом расформировали, мы, 5 человек, оказались в детдоме в Костроме на улице Коммунаров. 10-й класс закончен - надо поступать учиться дальше. Я тоже с ленинградкой (Микулей), Филиной Ириной Петровной, поступили в дорожный техникум. Жили на квартирах, общежития не было, получали стипендию, на нее и учились, платили за жилье. Конечно, не легко пришлось без помощи со стороны.

Когда я еще жила в детском доме в Костроме, мне пришло письмо из Москвы. Оказалось что у меня есть родственники, их много - две сестры, четыре брата, мои дяди и тети с маминой стороны, которые жили в Москве и Ленинграде. Но нашел меня дядя Ваня, полковник. Вот они и старались меня поддержать, хотя у самих была большая семья - пятеро детей. От других помощи совсем не было. Родители погибли, до сих пор не знаю, где похоронены, где работали. О папе вообще нет никаких сведений, только то, что был призван в морфлот с Украины.

После окончания техникума меня с Ирой судьба разъединила: я уехала в Кировскую область, она - в Казахстан. Потянуло очень в Кострому. И отработав положенный срок, вернулась сюда, но меня здесь никто не ждал и жить было негде. Но все устраивается. Работать пришлось в Костроме, в Судиславле и Островском. В Судиславле познакомилась с будущим мужем. Он окончил Костромской сельскохозяйственный институт. Теперь мы с ним пенсионеры. Нас дочери перевезли в Николькое. Здесь уже живем 10 лет.

Подругу Иру я разыскала, опять дружим, перезваниваемся, встречаемся. Когда лежала в госпитале, встретила еще одну блокадницу - Беламоину Маргариту Петровну, тоже дружим. С другими блокадниками нас объединяет замечательный человек Копанева Ольга Михайловна, тоже житель блокадного Ленинграда.

На день снятия блокады мы всегда собираемся у памятника, посвященного жителям блокадного Ленинграда. И спасибо учителям, ученикам школы №38 Костромы, которые с нами дружат.

Еще немного о себе. С мужем я живу уже 52 года. У нас три дочери, пятеро внуков, трое правнуков. В общем, жизнь удалась. Мне повезло, что осталась жива, встречала очень много порядочных и хороших друзей.

Вернуться назад