«Бои за булочки»

Из воспоминаний В. Смирнова, Кадыйский район Костромской области

В сороковых годах я учился в Нейской семилетней школе. Буквально в пятистах метров от нее был детский дом. В основном, там жили дети из Ленинграда.

В пятом классе я был влюблен в девочку-ленинградку. Помню до сих пор ее фамилию и лицо.

И вообще, ленинградцев почему-то помню только с пятого класса. Думаю, начальное образование они получали прямо в детдоме. В нашем классе почти половина были детдомовцы. Рассаживали нас по принципу: чем лучше учишься, тем лучше напарник.

Со мной в пятом классе посадили Мутилова. Он был на три года старше меня. И звали его все - Мудилов. В первый же день, ради знакомства, он на....л мне в шапку. Верхнюю одежду мы сдавали в гардероб, а шапки брали с собой. Шапку я выбросил, а дома сказал, что потерял, за что и получил приличную трепку.

Детдомовцы все ходили с половинками лезвия безопасной бритвы. Запросто могли порезать одежду или, например, руку.

Кормили их в детском доме, по тем временам, неплохо. Некоторые домашние дети питались хуже.

Но... одно но! У них не было денег. И их они могли иметь, только отбирая у домашних.

В школе был буфет, который работал во время большой перемены. И там продавали пшеничные булочки. Булочка стоила сорок копеек. Их вкус я помню и сейчас. Многие родители давали своим детям деньги, чтобы купили булочек домой. Всегда стояла очередь за ними и параллельно очередь детдомовцев. Действовал закон силы. Если у тебя не было старших братьев или еще кого-то, ты был обречен. Делись или хуже будет! Мы сочиняли про них частушки:

Ленинградская шпана -

Воры и грабители.

Ехал дядюшка с г...м

И того обидели...

Но обиды на тех ребят я никогда не держал.

Мой отец погиб под Смоленском в 1941 году.

Вернуться назад